Постановление по делу № КГ-А40/3081-04-П

5 мая 2004 г. 
 Дело N КГ-А40/3081-04-П 
резолютивная часть объявлена 26 апреля 2004 г. 

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА 

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ 

кассационной инстанции по проверке законности и обоснованности решений (определений, постановлений) арбитражных судов, вступивших в законную силу


(извлечение) 

Общество с ограниченной ответственностью "Голион МТ" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Открытому акционерному обществу Страховая компания "ПАРИ" (далее - ответчик) о взыскании 994469,53 руб., из которых 973024,23 руб. составляют задолженность ответчика по выплате истцу страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности экспедитора от 11 июля 2001 года и 21445,3 руб. - проценты за пользование чужими денежными средствами. 

Исковые требования были мотивированы тем, что факт наступления страхового случая установлен решением Арбитражного суда Краснодарского края по делу N А32-14297/2002-49/301, на основании которого с ООО "Голион МТ" (экспедитора по договору на транспортно-экспедиторское обслуживание) в пользу ЗАО "Бизнес Компьютер Центр-Юнит" была взыскана стоимость груза, уничтоженного в результате пожара на складе. Указывая на то, что договором страхования гражданской ответственности экспедитора в качестве страхового случая была признана ответственность ООО "Голион МТ" (экспедитора) за причинение вреда имуществу третьих лиц, установленная судебными органами, и на то, что Страховая компания не возместила ему взысканной по решению суда суммы, истец обратился в Арбитражный суд города Москвы с настоящим иском (т. 1, л. д. 2 - 5). Решением от 28 апреля 2003 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 14 июля 2003 года, в удовлетворении иска отказано (т. 2, л. д. 151 - 153, т. 3, л. д. 59 - 61). Суд пришел к выводу, что обстоятельства, установленные решением Арбитражного суда Краснодарского края, должны быть исследованы вновь, поскольку указанное решение не предопределило ни обязательств Страховой компании, не являвшейся участником процесса, ни прав страхователя, ни наступления страхового случая. Суд указал, что договор страхования является действующим, в качестве объекта страхования определены имущественные интересы ООО "Голион МТ", связанные с обязанностью возместить ущерб, нанесенный им третьим лицам в связи с осуществлением транспортно-экспедиторской деятельности. 

Исследовав обстоятельства перевозки груза, суд указал, что сделать вывод о ненадлежащем исполнении экспедитором своих обязательств нельзя, а поскольку ответственность за гибель груза в результате пожара договором экспедиции не установлена, следовательно, оснований для взыскания страхового возмещения и, соответственно, процентов не имеется. Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 октября 2003 года указанные судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение (т. 3, л. д. 117 - 119). По мнению кассационной инстанции, суд не определил правоотношения сторон применительно к главе 48 Гражданского кодекса РФ, не установил, к какому виду страхования относятся отношения, возникшие между сторонами по договору от 11 июля 2001 года. Кассационная инстанция указала, что условия выплаты страхового возмещения зависят от определения вида правоотношений. Также кассационная инстанция указала, что вывод суда о том, что решение Арбитражного суда Краснодарского края не может иметь преюдициального значения для доказывания фактов, подтверждающих наступление страхового случая, является неправильным, поскольку обстоятельства, установленные этим решением, считаются установленными для лиц, участвовавших в деле - для экспедитора и владельца утраченного груза. При новом рассмотрении дела истцом было заявлено ходатайство о привлечении к рассмотрению дела арбитражных заседателей, удовлетворенное судом (т. 3, л. д. 153). Решением Арбитражного суда города Москвы от 15 января 2004 года в удовлетворении иска было вновь отказано (т. 3, л. д. 191 - 192). Суд установил, что по правовой природе договор от 11 июля 2001 года N 32-01/01 является договором имущественного страхования, одним из видов договоров страхования ответственности по договору, указал, что из пунктов 1.1, 1.2, 2.3, 2.4, 2.5 договора видно, что на страхование был принят риск ответственности по обязательствам, возникающей вследствие причинения вреда третьим лицам, связанной с неисполнением договора на оказание транспортно-экспедиторских услуг. 

Суд указал, что нарушение экспедитором обязательств по договору транспортной экспедиции преюдициально установлено решением Арбитражного суда Краснодарского края от 25 октября 2002 года по делу N А32-14297/2002-49/301. 

Как указано в решении от 15 января 2004 года, согласно п. 2 ч. 2 ст. 929 и п. 1 ст. 932 Гражданского кодекса РФ страхование риска ответственности за нарушение договора допускается лишь в случаях, предусмотренных законом, а поскольку законом не установлено страхование риска ответственности за нарушение договора транспортной экспедиции, то договор страхования от 11 июля 2001 года и дополнительное соглашение к нему от 22 мая 2002 года являются недействительными. 

Поскольку недействительность договора страхования исключает возложение ответственности по выплате страхового возмещения, то суд отказал истцу в иске к ОАО Страховая компания "ПАРИ". Не согласившись с указанным решением, истец по делу в лице своего правопреемника ООО "Грузовозофф" обратился в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение и принять новый судебный акт об удовлетворении иска (т. 4, л. д. 5 - 8). 

Заявитель полагает, что суд неправильно истолковал содержание договора страхования, из которого, как указано в жалобе, видно, что на страхование принят не риск ответственности по договору транспортной экспедиции, а риск утраты (гибели), недостачи или повреждения имущества, то есть договор страхования является договором страхования имущества. По мнению заявителя, страховым случаем является повреждение или утрата груза с момента принятия груза страхователем (истцом) для перевозки до момента выдачи груза получателю, при этом обязательство по выплате страхового возмещения наступает при условии, если ответственность ООО "Голион МТ" установлена действующим законодательством, судебными органами или признана страхователем добровольно. Заявитель считает, что материалами данного дела, а также дела N А32-14297/2002-49/301, подтверждено наступление страхового случая, что влечет обязанность страховщика по выплате страхового возмещения. Заявитель сослался на факт заключения дополнительного соглашения к договору страхования, согласно которому страховщик прямо принял на себя обязательство выплаты клиентам страхователя, в пользу которых вынесено судебное решение по факту гибели груза при пожаре на складе истца. 

В заседании суда кассационной инстанции представители истца поддержали кассационную жалобу по изложенным в ней доводам, настаивали на том, что судом неверно определена правовая природа договора страхования, который является договором страхования имущества (груза), а не ответственности экспедитора по договору транспортно-экспедиторского обслуживания. Представитель ответчика возражал против удовлетворения жалобы, ссылаясь на несостоятельность ее доводов, поскольку имущественный интерес, который всегда имеется в отношениях по страхованию, в данном случае опосредован через страхование риска ответственности экспедитора. 

Изучив материалы дела, выслушав представителей истца и ответчика, обсудив доводы жалобы, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального права и норм процессуального права, а также соответствие выводов в обжалованном судебном акте установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции считает, что оснований для отмены или изменения решения от 15 января 2004 года не имеется в связи со следующим. В соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. 

При этом, согласно части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими. 

Выполняя при новом рассмотрении дела указания кассационной инстанции по определению вида правоотношений, возникших между истцом и ответчиком по договору от 11 июля 2001 года, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что по своей правовой природе договор от 11 июля 2001 года является одним из видов договоров страхования ответственности, поскольку на страхование был принят риск ответственности, возникающей вследствие причинения вреда третьим лицам в результате неисполнения экспедитором (истцом) его обязательств при осуществлении им транспортно-экспедиторской деятельности по договору от 30 января 2002 года N 39 КР. 

Указанный вывод сделан судом первой инстанции на основе полного и всестороннего исследования всех доказательств, имеющихся в материалах дела, оценки содержания договора гражданской ответственности экспедитора от 11 июля 2001 года и, согласно части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не может быть переоценен кассационной инстанцией, так как это не входит в ее полномочия. Частью 1 статьи 932 Гражданского кодекса Российской Федерации, часть вторая которого была введена в действие с 1 марта 1996 года, установлено, что страхование риска ответственности за нарушение договора допускается в случаях, предусмотренных законом. 

Учитывая, что возможность страхования ответственности по договору транспортно-экспедиционного обслуживания ни одним законом не предусмотрена, а договор гражданской ответственности экспедитора был заключен 11 июля 2001 года, то есть после вступления в силу части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вывод суда первой инстанции о недействительности договора от 11 июля 2001 года и дополнительного соглашения к нему в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является правильным. С учетом изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы ООО "Грузовозофф" не имеется. Руководствуясь статьями 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции 

ПОСТАНОВИЛ: решение от 15 января 2004 года по делу N А40-3419/03-83-19 Арбитражного суда города Москвы оставить без изменения, кассационную жалобу ООО "Грузовозофф" - без удовлетворения.

Нет времени разбираться?
Мы поможем!

Просто оставьте нам свой номер телефона и мы перезвоним Вам